Версия для печати

Павлов Д. О. Еще раз о моделировании и моделях в соционике

О моделировании в соционике много пишут и еще больше говорят. Наверное, крайне мало таких статей, книг, докладов, в которых хотя бы несколько раз не употребили бы слово «модель». Все это свидетельствует не просто о том, что роль этого поистине замечательного метода научного познания в соционике не просто очень велика, но даже заставляет задуматься о его исключительности.

С другой стороны, как справедливо замечает В. Ермак, повсеместное и по большей части механическое использование слов «модель» и «моделирование» совершенно не гарантирует правильное применение этого метода. Ведь понимание его достигается чаще всего на интуитивном уровне. Об этом свидетельствуют многочисленные примеры как из популярной, так и вполне научной литературы.

Итак, суть метода моделирования как научного метода заключается в том, что вместо объекта-прототипа исследования, малодоступного по каким-либо причинам для «обычного» научного изучения, используют другой объект-заместитель, похожий в каких-то, важных для целей исследования, отношениях на объект-прототип.

Метод моделирования, с моей точки зрения, занимает уникальную позицию среди других методов научного познания. Являясь универсальным методом науки, наряду с другими всеобщими методами — анализом, синтезом, абстрагированием, обобщением, классификацией и т. д., он, тем не менее, имеет ярко выраженную специфику.

Центральную роль в моделировании занимает, конечно же, понятие модели, которая и является тем самым объектом-заместителем. Логичным использовать определение известного специалиста как в области соционики, так и моделирования В. Ермака:

«модель — это некоторый “заместитель” объекта исследования, отражающий в приемлемом для целей исследования виде все наиболее важные параметры и связи изучаемого объекта»

С таким определением можно согласится в принципе, при уточнении, что слово «отражающий» не обязательно означает строгое соответствие (изоморфизм или гомоморфизм) между элементами прототипа и модели.

Самыми важными свойствами моделей, на мой взгляд, являются:

1. У модели обязательно есть прототип (в прошлом, настоящем или будущем);

2. Модель своему прототипу не тождественна (как правило, она проще);

3. Модель позволяет получить новое знание о прототипе.

Процесс моделирования предполагает несколько этапов, среди которых основные:

1. Постановка задачи

2. Построение модели

3. Исследование модели (получение с ее помощи знаний)

4. Перенос знания на объект-прототип

5. Проверка достоверности полученных результатов (применимы ли они к реальному изучаемому объекту?)

Теперь хотелось бы обратится именно к соционическим моделям. Полный их анализ или даже обзор было бы очень трудоемкой задачей, и не отвечал бы целям моей работы, поэтому ограничусь, фактически, простым перечислением. Наиболее интересными в соционике являются идеальные, знаковые модели, ими тоже будет ограничен мой мини-обзор.

а) модели ТИМа:

Наиболее интересными являются: модель Ю, модель А, и ее модификации:

измененный порядок (конфигурация): уровневая модель Калмана, «линейная модель Чурюмова», модель «из выровненных колец с естественным порядком следования функций согласно Аушры», восстановленная Чурюмовым, заказная модель G Гуленко, «штурвал Калинаускаса»;

3-х и более мерные модификации: модель «полутактный кубик», она же «инфокуб», модель A3d Зайцева, объемная модель Литвиенко;

больше компонентов: 16-компонентная модель Б, четырехуровневая модель Букалова, модель Ф;

другие: дополнительная к модели А шкальная модель М (scale), модель Ч, «полная» модель Чурюмова;

б) модели интертипных отношений

модель отношений Аушры;

в) модели социона,

ПСС Шульмана, куб социона, квадрат и крест Чурюмова, многогранники Литровника;

г) психики:

Моделирование психики двумя моделями А (Небыкова и Малов);

д) квадры и другие малые группы:

Тетраэдры Рейнина;

Подытоживая, может создаться впечатление, что чуть ли не каждый второй соционик приходит в соционику со своей моделью.

Итак, теперь я хочу перейти к центральной части свой работы. Пытаясь выделить среди всевозможных соционических моделирований общие черты, которые не противоречили, конечно же, общенаучному понятию моделирования, я пришел к тому, что мне хочется назвать «Общей схемой моделирования в соционике». Такая схема, конечно же, не претендует на то, чтобы охватить все соционическое моделирование, а скорее, послужить некоторым «нулевым» приближением, путеводной нитью к осуществлению такого моделирования. Кроме того, схема позволяет дать некоторые намеки на решение некоторых «вечных», т. е., периодически возникающих, но никогда до конца не решаемых вопросов соционики. Итак, схема изображена на рисунке, и мне хотелось бы дать к ней некоторые комментарии.

Обобщённая схема моделирования

Верхняя часть схемы представляет собой область идеализированного, или область моделей, или область абстрактного. Нижняя часть — область реального, область прототипов или область конкретного.

Правая часть — область усложненного, область человека. Левая часть — область упрощенного, область типа.

Основным объектом изучения будем считать человека, или, в более общем случае, субъект. Вначале в нашем объекте мы выделяем психику, то, что это можно сделать, априорно считается возможным из психологии. В психике субъекта (размытая часть, неопределенный контур подчеркивает относительную нестабильность) выявляется стабильная часть (строго очерченная часть, подчеркивает относительную устойчивость, будем называть его ядром, возможно, с характеристикой «соционическое»). Она-то и выступает объектом моделирования. Построив необходимую модель этого ядра (необязательно модель А), соционик приступает к следующей стадии: исходя из специфики задачи, в построенною модель вносятся корректировки и дополнения, фактически, строится уточненная модель, меньшей степени общности (возможно, даже «одноразовая»), при этом могут учитываться различные несоционические факторы, например, пол, возраст, социальные установки, индивидуальный опыт и т. п. И лишь построив такую модель, исследователь может начать изучение построенной модели, итогом которых являются некоторые проверяемые эмпирически заключения (фактически, это есть часть полученных из модели знаний), которые переносятся на реального субъекта. И теперь уже можно провести верификацию полученного знания, сопоставив результаты эмпирической проверки с ожидаемыми: несовпадение будет говорить о неадекватности полученной модели. В таком случае, в цикл должны быть внесены уточнения.

Итак, подводя итого, можно отметить, что схема обладает достоинством универсальности — она описывает большую часть соционики (и даже больше, чем может показаться на первый взгляд, как — об этом пойдет речь далее), и не противоречит ни одной из известных мне соционических школ. Таким образом, она способна послужить неким объединяющим фактором, который позволит действительно говорить о единстве соционики не только формально.

В соционике наиболее широко, кроме подхода, в котором используется модель А, используется и метод, основанный на дихотомийных признаках из базиса Юнга или Рейнина Сосуществование двух подходов иногда выливалось в их противостояние. Так, наиболее характерная точка зрения состояла в том, что «дихотомийный» подход проще, чем «модельный», после чего часто выносился неоправданный с моей точки зрения вердикт «…а значит, хуже!», разной степени категоричности.

Несложно выделить общие моменты, мешающие, по мнению, полноценному научному применению этого метода.

а) Признаки разрознены, несистемны;

б) Признаки размыты, неопределенны, выделяются эмпирически;

в) Признаки зависимы (неортогональны);

д) Для дихотомий: оба полюса должны исчерпывать все варианты, а принадлежность к одному полюсу дихотомий должна полностью исключать другую (полнота и взаимоисключаемость (*словарь по логике*)).

Теперь предлагаю, мысленно, проделать вместе следующие операции. Давайте зафиксируем четыре теоретических (!) биполярных конструкта, которые назовем «логика-этика», «экстраверсия-интроверсия», «интуиция-сенсорика», «рациональность-иррациональность». В соответствие каждому полюсу поставим абстрактное качество (теоретическое!), причем для каждого конструкта для противоположных полюсов подберем взаимодополняющие качества, как описано у Гуленко. К примеру «энергозатратность» для экстраверсии, «энергосбережение» для интроверсии, «объективность» для логики, «субъективность» для этики, и т. п. Теперь делаем последний шаг: объединяем четыре разрозненных конструкта в один. Внимание, вопрос: что мы получили?

А получили мы не что иное, как… модель! Но может ли такая простая конструкция быть моделью? Такой вопрос я считаю целесообразным разбить на два подвопроса: во-первых, может ли модель такого сложного объекта, как психика (или даже просто ее существенной части), быть простой, во-вторых, может ли модель быть выражена лишь вербальным описанием?

Отвечая на этот вопрос, уместно проанализировать мнения других крупных исследователей в области кибернетики, системного подхода, моделирования. Общее мнение таково, что и на первую, и на вторую его часть ученые склонны отвечать положительно.

Я уже говорил о том, что наиболее полно метод моделирования раскрывается в связи с системным подходом. Таким образом, следующий вопрос можно сформулировать таким образом: является ли то, что мы получили, системой, или это просто бессвязный набор частей?

Систему чаще всего определяют как совокупность элементов и связей между ними. Поскольку элементы в нашем случае выделить легко, вопрос сводится к тому, есть ли внутренние связи между эелементами. И наиболее просто здесь воспользоваться фундаментальным системным принципом «эмерджентности», который гласит, что при существовании связи между элементами системы должны возникать новые свойства такого сочетания, невыводимые из свойств самих элементов. И такие свойства существуют, их блестяще описал Гуленко в своих работах по изучению малых групп!

Будем считать, что аргументов в пользу того, что мы имеем дело действительно с моделью, достаточно, теперь попробуем охарактеризовать ее самые существенные признаки и сравнить с моделью А.

Комбинаторная модель Модель А
знаковая вербальная знаковая символьная
имитационная аксиоматическая
комбинаторная ранжирующая

Итак, мне кажется, что мне достаточно убедительно удалось показать, что «признаковый» метод является таким же модельным методом, как и «модельный», и может быть таким же, эффективным. Естественно, при условии соблюдения некоторых условий, сформулированных, прежде всего, Букаловым и Ермаком.

Выводы:

Удалось показать, что моделирование в соционике является всеобъемлющим методом, так как он охватывает большую часть соционики, можно сказать, что она просто пронизана моделированием. Можно согласится с В. Ермаком, образно отмечающим, что «соционика — это моделирование». Это, кстати, тоже может служить отличительным признаком соционики от психологии, где, хотя использование этого метода и декларируется, но реально он используется не слишком часто.

В соционике создано немало моделей, однако большинство из них не верифицировано в достаточной степени, а некоторые и не могут быть верифицированы. Такое положение ставит их в невыгодное положение по сравнению с моделью А, которая уже проверена и достаточно хорошо себя зарекомендовала. В результате большинство социоников игнорируют новые модели, что может привести к замедлению прогресса в соционике.

Предложена т. н. «основная схема моделирования в соционике», которая в наглядном виде отображает все этапы моделирования, а также позволяет по-новому взглянуть на некоторые вопросы соционики, и предложить некоторые намеки на их решение.

Показано, что использование «признакового» метода может быть таким же эффективным модельным методом, как и использование модели А. Более того, поскольку оба этих метода составляют значительную часть всей соционики, можно говорить о доминировании моделирования в соционике, о чем уже было упомянуто.