Версия для печати

Д. Павлов Признаки Рейнина и проблема их существования

Тезисы доклада
XXIII-й конференции по соционике (г. Киев)

Признаки Рейнина и проблема их существования

Название доклада: «Признаки Рейнина и их существование»
Автор и докладчик: Павлов Дмитрий Олегович
Организация: Украинский институт промышленной собственности
Город: Киев

Тезисы

С момента появления в 80-х годах гипотезы Аугустинавичюте-Рейнина о том, что кроме 4-х Юнговских признаков (т.н. признаков из базиса юнга, иногда также называемые признаками Юнга-Аугустинавичюте, что, на мой взгляд, более правильно), существует еще 11 дополнительных признаков, которые могут использоваться для описания соционических типов и их диагностики, эта гипотеза является достаточно популярной отправной точкой для дальнейших соционических исследований. Мэйнстримом множества таких работ в основном является либо попытки уточнить содержание таких признаков (т.о., молчаливо предполагая, что гипотеза верна), либо наоборот, попытки разнообразными рассуждениями подвести к выводу о ее ложности. Естественно, между ними возникают регулярные ожесточенные споры со взаимными обвинениями в зашоренности и догматизме. В данной работе я не буду уподобляться ни первым, ни вторым, а вместо этого попытаюсь вскрыть корень противоречий и попытаться разобраться с сутью рассматриваемой гипотезы.

Первое, что на мой взгляд просто необходимо сделать – это дать определение понятию ПР. Удивительно, но при всем обилии как исследовательских, так и популярных публикаций на эту тему, почти все авторы уклоняются от попыток дать вразумительное определение ПР. При этом легко заметить, что часто говорят и «ПР тактика» и «ПР тактика-стратегия», имея в виду два разных смысла (относительно первого случая говорят также «полюс ПР – тактика»). Чаще всего ПР определяются либо остенсивно («ПР – это признаки статика-динамика, аристократы-демократы и т.д.»), либо как уточнение понятия признак («ПР – это такие признаки, которые…»). Именно с первого слова мы и начнем, а пока предлагаю несколько характерных и не очень определений:

Карпенко:

Признаки Рейнина – это дополнительные признаки, позволяющие уточнить качества соционических типов в их сравнении между собой.

Миронов

Признак Рейнина – это совокупность информационного потока и процесса его обработки (психической функции). Поскольку эта совокупность устойчивая, то сам признак Рейнина является свойством психики.

Относительно определения Миронова сразу хочется заметить, что оно сильно выделяется от остальных и фактически такое понимание ПР сильно отличается от понимания другими социониками, поэтому на него не стоит ориентироваться.

В вышеприведенных определениях заметна опора на понятие «признак», а также (иногда прямо, иногда косвенно) на понятия «качество» и «свойство», поэтому начать я предлагаю с их прояснения и уточнения их взаимосвязи. В соционической литературе уже были попытки разобраться с ними в контексте ПР, но на мой взгляд, они были неудачны.

Итак, несколько определений:

(БСЭ)

Определения признака в БСЭ нет.

Свойство — философская категория, выражающая такую сторону предмета, которая обусловливает его различие или общность с другими предметами и обнаруживается в его отношении к ним.

Качество — философская категория, выражающая неотделимую от бытия объекта его существенную определенность, благодаря которой он является именно этим, а не иным объектом. Качество отражает устойчивое взаимоотношение составных элементов объекта, которое характеризует его специфику, дающую возможность отличать один объект от других.

(из «Энциклопедического философского словаря»)

Свойство — философская категория, которая обозначает такую особенность объекта, такую сторону его бытия, которая присуща объекту как самотождественной целостности, позволяет его идентифицировать и отличать от других объектов или устанавливать его похожесть (тождественность) с другими объектами. Свойства следует отличать от признака, который выполняет функцию определенного знака, который соотносится с объектом и указывает на то, чем есть данный объект, какие его свойства. Признак может быть проявлением свойства, тогда это проявление воспринимается как знак, который несет информацию про объект.

Признак — особенность предмета или явления, которая определяет подобность своего носителя другим объектам познания или его отличие от них; то же, что и свойство.

Таким образом, иногда понятия «признак» и «свойство» используются, как синонимы, иногда — противопоставляются по принципу: свойство — проявление глубинной сути объекта, а признак — это внешний сигнал, или внешнее проявление свойства (и одновременно, объекта). Что касается «качества», то, насколько можно судить, в философии этим понятием называется целый комплекс свойств (и он также по сути является свойством) объекта. На мой взгляд очевидно, что все три понятия в той или иной мере взаимозаменяемы.

Обращаю внимание, что в контексте принятых определений «признака» можно скорее говорить о признаке «логика» и признаке «этика», чем о признаке «логика-этика». Дело в том, что классические «признаки» и «свойства» монополярны, они либо есть, либо нет. В соционике же ПР (в таком понимании) обязательно взаимосвязаны, биполярны, а полюса взаимодополняющие и взаимоисключающие (они могут принимать значение, например, либо логика, либо этика, третьего не дано). В этом смысле сильно похожи на понятие дихотомии, которая, в свою очередь, выступает как простейший случай классификации. Для разделения этих понятий можно представить ПР в виде «классифицирующего признака» (признака, порождающего классификацию) – формального средства разделения множества соционических типов на основании их некоторых взаимоисключающих и взаимодополняющих свойств (я буду условно называть их свойство и антисвойство), каждым из которых обладает ровно половина типов. В таком же понимании признак выступает как «при-знак», сигнализирующий о наличии свойства, и выступающий как основание для отнесения типа к тому или другому полюсу.

Именно такие понимания ПР с моей точки зрения являются базовыми в соционике. Существует еще и третий вариант трактовки ПР, тесно связанный с первыми двумя: ПР как биполярный теоретический конструкт. Такое его понимание прослеживается в работах некоторых социоников, в частности, В. Гуленко. Отличие заключается в том, что при таком понимании мы фактически работаем с двумя взаимосвязанными теоретическими моделями, входящими в конструкт. Таким образом легче достичь обязательного требования взаимоисключаемости и взаимодополняемости, но необходимо предпринять меры для соответствия модели прототипу. Другими словами, если во 2-м случае мы имеем дело с особым случаем классификации, то в 3-м – с особым случаем типологии.

Существование.

Теперь мы подошли к вопросу, который, как я уже отмечал, является неявно является центральным в дискуссии между исследователями, принимающих Аугустинавичюте-Рейнина, и отбрасывающими ее: вопросу о «существовании» ПР. Тут мне кажется важным разобраться, какой смысл вкладывается в эти слова. Для этого необходимым является понимание того, что понятие соционического типа имеет в соционике несколько значений, в частности, важным для нас является то, что соционический тип может быть представлен как на абстрактном уровне (моделей), та и на уровне конкретного (психик и людей). Рассмотрим получившиеся варианты.

а). ПР как классифицирующий признак на абстрактном уровне

Здесь, на мой взгляд, все достаточно просто. Существует 16 моделей, каждая из которых характеризуется своими особыми свойствами (например, для модели А это качество и позиция функций, ее образующих). В таком случае, для каждого ПР несложно подобрать формальный способ (и не один) противопоставления одной половины (8 типов) другой. В частности, для ПР «экстра-интро» самым наглядным является отнесение типа к полючу «Экстра», если 1-я ф-я «черная», и к полюсу «интро», если она «белая». Прчем, поскольку 1-я функция является либо черной, либо белой (и других нет), то требование взаимоисключаемости и взаимодополняемости достигается в полной мере.

Т.о., можно утверждать, что ПР как классифицирующие признаки на абстрактном уровне безусловно существуют. Такой вывод не является неизвестным или неожиданным.

Однако, их существование на этом уровне мало что дает исследователю, поскольку не добавляет знаний об объекте исследований (если не переходить на другие модели) и уж точно не может выступать инструментов диагностики, поскольку на этом этапе модель типа уже построена.

б). ПР как классифицирующий признак на конкретном уровне

На этом уровне все значительно сложнее: кроме того, что мы имеем дело с реальными объектами с их практически бесконечным разнообразием свойств в отличие от объектов придуманных, у которых мы выделяем лишь ограниченный набор интересующих нас свойств, так еще и эти свойства чаще всего не даны нам прямо, а лишь через их проявления. И из этого многообразия свойств мы должны выбрать (или убедится, что они не существуют) лишь те, которые соответствуют определенным требованиям, причем они являются действительными, а не мнимыми (приписываемыми объекту из-за артефактов наблюдения или интерпретации).

Строго говоря, для того, чтобы говорить о существовании признака Рейнина на этом уровне, я предлагаю соответствие таким условиям:

  1. Должен существовать формальный способ разбиения объектов на конкретном уровне на такие, которые обладают либо свойством, либо антисвойством.
  2. Свойство и/или антисвойство действительно должны быть присущи объектам.
  3. Наличие свойства и/или антисвойства должно обязательно определенным образом коррелировать с наличием других свойств или антисвойств.

В целом можно сказать, что условия достаточно жесткие, но не невыполнимые. И несоответствие текущего уровня знания о том или другом признаке Рейнина часто дает повод говорить о невозможности использовании их на практике (что, в принципе, в этом случае верно) и отрицании гипотезы Аушры-Рейнина вообще и бессмысленности применения любых признаков. Так, в литературе встречается критика, которую можно свести к декларации несоответствия 1-му условию или 2-му условию. Легко заметить, что соответствие 2-му и 3-му условию является результатом скорее экспериментальной работы, а 1-й – к теоретической. При этом план поиска должен быть примерно такой:

Поиск свойства и антисвойства – формулирования метода разграничения – проверка корреляций

Т.о., говорить о существовании можно только после проведения соответствующей теоретической и эмпирической работы, которая, кстати, может быть по-разному проведена в разных школах. Другими словами, существование ПР на конкретном уровне зависит от экспериментально проведено работы по выделенных свойств-антисвойств, формальных способов их разграничения и проверке корреляций. Чем тщательнее и корректнее проведена эта работа, тем больше есть основания говорить о их существовании и их практическая ценность (в отличие от абстрактного уровня).

в). ПР как биполярный теоретический конструкт

На мой взгляд, такое понимани ПР объединяет некоторые черты первых 2-х вариантов, поскольку и тут мы имеем дело с абстрактными уровнями, как в 1-м случае, но за абстрактной моделью стоят конкретные свойства, поэтому очень многое зависит от их выбора. Сама процедура построения теоретического конструкта достаточно проста и формальна, но при выборе неверных свойств получившийся результат в лучшем случае не будет ПР (в смысле первоначальной гипотезы А. -Р.), в худшем случае при грубом нарушении упоминавшихся требований к конструкту (напр взаимоискл и взаимодополн) это даже нельзя будет назвать признаком. Однако, трудности при построении с лихвой компенсируются преимуществами полученного конструкта как инструмента при изучении теоретических и практических свойств соционического типа, ведь мы обладаем полноценной моделью и можем воспользоваться всей мощью метода моделирования, получая при этом весьма ценные знания.

План построения конструкта может быть такой:

Поиск свойства и антисвойства – построение моделей – построение конструкта – проверка корреляций

Как видим, существование ПР как биполярного конструкта также сильно зависит от экспериментальной работы, как и в предыдущем случае. Можно предположить, что существование ПР как биполярного теоретического конструкта влечет за собой его существование на уровне конкретного и наоборот, однако данные предположения нуждаются в проверке.

Как можно видеть, начальной и на мой взгляд, основной задачей является поиск свойства и антисвойства. Поскольку поиск проводится среди свойств реального объекта, обладающих практически бесконечным их количеством, очевидно, что задача эта не из легких. Причем, по моему мнению, она может быть решена только эмпирическим путем, а теоретические построения могут лишь облегчить задачу, но никак не решить ее (среди теоретических методов, способных облегчить задачу, я считаю самым перспективным метод выделения и уточнения семантических ядер ПР, предложенный В. Лёдиным).

Однако зададимся вопросом: всегда ли можно выделить среди свойств объектов пару свойство-антисвойство, выступающее основой для конструирования «ПР» (в кавычках, потому что ПР существует для соционических объектов, я же ставлю более общую задачу)? Для прояснения этого вопроса предлагаю провести мысленный эксперимент. Объектами у нас будут модельные монеты (за прототип взяты реальные украинские монеты), обладающие лишь такими свойствами: цвет – белые или желтые, размер – маленькие или большие и номинал, выраженный числом (со свойствами целых чисел). Мы будем одновременно использовать лишь 4 монеты, для них существует 3 возможных дихотомические разбиения, мы будем искать им наполнение. Для определенности возьму украинские монеты достоинством в 1,2,5,10,25,50 копеек. Их свойства: 1,2,5 — белые, 10,25,50 — желтые; 1,2,10 — маленькие, 5,25,50 — большие. Рассмотрю три варианта:

А — монеты 1,2,25,50 коп.

Б — монеты 1,2,10,50 коп.

В — монеты 2,5,25,50 коп.

И наши «ПР» (допустим, что наше первоначальное множество монет (1),(2),(3),(4) отсортировано по критерию увеличения номинала).

1 — (1),(2) | (3),(4)

2 — (1),(3) | (2),(4)

3 — (1),(4) | (2),(3)

Итак, свойства.

А1 (1,2 | 25,50)

  1. очевидно, что здесь вырисовывается признак "меньше или больше, скажем, 20 копеек. Или эквивалентный ему «можно ли купить предмет стоимостью 25 копеек или нет?»). Кстати, такой или аналогичный признак можно придумать для любой из рассматриваемых комбинаций монет, так что разбиение 1 всегда наполнено смыслом для всех случаев А,Б,В.
  2. Видно также, что этому разбиению соответствует признак «маленькие/большие».
  3. Этому разбиению соответствует также признак «белые/желтые».
  4. Еще один признак «номинал не кратен 25/кратен 25»

А2 (1,25 | 2,50)

  1. признак «четный номинал/нечетный номинал»

А3 (1,50 | 2,25)

никакого содержания выделить не удается

Б1 (1,2 | 10,50)

  1. Аналогичный для А1 — «возможность купить предмет стоимостью 5 коп»
  2. Содержание признака «белые/желтые» осталось, а вот «маленькие/большие» исчезло.
  3. Еще один признак «номинал не кратен 10/кратен 10»

Б2 (1,10 | 2,50)

никакого содержания

Б3 (1,50 | 2,10)

никакого содержания

В1 (2,5 | 25,50)

  1. Аналогичный для А1 и Б1 — «возможность купить предмет стоимостью 25 коп»
  2. Содержание признака «белые/желтые» осталось, а вот «маленькие/большие» исчезло.
  3. Еще один признак «номинал не кратен 25/кратен 25»

В2 (2,25 | 5,50)

никакого содержания

В3 (2,50 | 5,25)

  1. На сей раз «четные/нечетные»

Видно, что содержание в основном одно и то же, но «гуляет» по разбиениям 1-3, в зависимости от того, какие мы монеты возьмем, т.е. природы объектов, которые мы делим. Для подтверждения возьмем комбинацию А, и добавим условие например, такое «монеты 1, 5 и 50 копеек выпускаются по четным годам, а 2, 10 и 25 — по нечетным». И как по мановению волшебной палочки разбиение А3 получает содержание!

Отсюда, как мне кажется, можно сформулировать гипотезу: возможность подбора свойства-антисвойства, а значит и наполненность ПР зависит от природы, от свойств объектов, и не может быть доказана теоретическим путем, а может устанавливаться лишь эмпирически.

И последнее – проблема «психофизиологического» существования ПР. ПР являются теоретическими инструментами, и задаваться вопросом, в какой части мозга локализованы ПР равнозначно пытаться выяснить, где в мозгу локализована операция умножения. Вопрос о локализации участков в мозгу, отвечающих за проявление соответственно, свойства либо антисвойства, стоящими за каждым из ПР, на мой взгляд является уже более осмысленным. Однако отсутствие такой локализации не является поводом для отбрасывания гипотезы А. -Р. и утверждений о несуществовании ПР. Дело в том, что за ПР стоят свойства психики, которая, в свою очередь сама является эмерджентным системным свойством нейронов, и сводить ее свойства к свойствам участков мозга и его физиологии в общем случае является рдукционизмом и методологической ошибкой. Действительно, по логике Лытова, когда человек говорит «да» и когда он говорит «нет», у него должны активироваться разные зоны мозга. Но насколько мне известно, таких зон выделено не было, но это не означает что положительных и отрицательных ответов не существует. Т.о., если ПР существует на каком-либо из уровней, но в мозгу не были выделены соответствующие зоны, то даже в этом случае ставить под сомнение существование ПР нельзя.