Версия для печати

Павлов Д. О. Проблема неявного знания в соционике

Понятие «неявного знания» впервые было сформулировано М. Полани как скрытого, имплицитного, подразумеваемого знания, не выраженного в вербальной или какой-либо другой явной форме, в противовес знанию явному, эксплицированному, попавшему в фокус сознания. Он же, по-видимому, впервые и использовал этот термин. Однако, его концепция «личностного знания», тесно связанная с «неявным знанием», на мой взгляд, перегружена субъективизмом и релятивизмом, что проявляется, в частности, в декларации принципиальной невозможности перевода «неявного знания» в явное (точнее, такой перевод может быть лишь неглубоким, поверхностным, не затрагивающим суть — можно «лишь сдвинуть область неявного, но нельзя элиминировать ее»). В связи с этим в настоящее время существуют и другие трактовки неявного знания.

Итак, неявное знание — это неформализованное, невербализованное и незафиксированное знание, которое, однако, позволяет успешно осуществлять некоторые виды научной практики. Передается неявное знание во время личностных контактов путем демонстрации образцов деятельности или, реже, ее результатов. Часто наличие неявного знания, как и факт его передачи, не осознается ни его носителем, ни реципиентом. Однако, в отличие от Полани, я считаю, что неявное знание того типа, которое рассматривается в настоящей работе, принципиально может быть переведено в категорию явного, и таким образом, далее транслироваться обычными путями распространения научного знания.

Исследования проблематики неявного знания в соционике, насколько мне известно, до настоящего времени не проводились.

Дальнейшую схему своей работы я предполагаю построить следующим образом. Сначала я продемонстрирую теоретическое обоснование того, что в соционике присутствует неявное знание, потом на примерах покажу, что теоретический вывод соответствует тому, что наблюдается на практике. Для этого, по моему мнению, проще всего воспользоваться куматоидной моделью соционики.

Понятие «куматоида» и куматоидные модели социальных явлений были введены в философию науки М. Розовым. Для дальнейшего понимания надо представить себе особый объект, обладающий свойством сохранять свою идентичность, несмотря на возможность постепенной замены «материала», из которого он состоит. Название «куматоид» произошло от греческого слова kuma — «волна», так как бегущая по поверхности воды волна вполне удовлетворяет определению куматоида: по мере ее распространения ее гребень образуют разные молекулы воды, но, тем не менее, она остается все той же волной. Вокруг нас есть множество примеров подобных объектов и явлений. Соционика — пример куматоида — в ней могут поменяться (рассматривается деятельностный аспект соционики как социального института, заключающийся в производстве соционических знаний) ключевые фигуры, распространенные теории, практические подходы и методы — и все равно она останется соционикой. Инвариантом здесь является соционическая деятельность.

Что же составляет соционическую деятельность? Проведение теоретических и эмпирических исследований в области соционики, а если расшифровать, то выдвижение, обсуждение и изложение гипотез, диагностика, постановка экспериментов, и т. п. Каждый распадается на еще более мелкие типы деятельности, которые, возможно, не имеют специального названия. Каждый из них является вкладом в соционику как составная часть социального куматоида.

Для многих из этих видов деятельности не написаны строгие формальные инструкции по их проведению. Для воспроизведения такого рода практик во многих случаях не требуется полная фиксация знаний о них, вполне достаточна непосредственная демонстрация образцов. Однако, чтобы воспроизведение не было искажением, необходимо, чтобы существенная информация о нем была неизменна, представляла собой инвариант данной практики. Эта информация и составляет неявное знание.

Описываемый способ воспроизведения программ поведения исключительно путем неявной передачи при помощи демонстрации, с одной передатчика, и подражания, со стороны приемника получил название социальной эстафеты. Как уже было сказано, информационным ядром, гарантией существования эстафеты служит неявное знание.

Ясно видно, что соционика как способ практической деятельности по получению соционических знаний может быть представлена множеством осуществляющихся и взаимодействующих друг с другом социальных эстафет. Как яркий пример можно привести соционическую диагностику.

Процедура соционической диагностики представляет собой почти классический пример социальной эстафеты. Во-первых, это достаточно сложная, многофакторная процедура, которую, как показал опыт, почти невозможно алгоритмизировать и формализовать. Поэтому нет и возможности воплотить знание и опыт в области соционической диагностики в виде текста, доступного широким соционическим кругам. Во-вторых, диагностика — это самая обычная в соционических кругах процедура, часто воспроизводимая и поэтому легко доступная для наблюдения и восприятия. Таким образом, в соционике существуют практически идеальные условия для трансляции практических диагностических знаний именно на уровне социальной эстафеты, а значит, и существование их в форме неявного знания.

Этот вывод влечет за собой достаточно серьезные следствия. Поскольку на данный момент не существует способа сравнения неявного знания, которым обладает один человек с неявным знанием другого человека без их преобразования в явное, и вряд ли это вообще возможно даже теоретически, то есть веские основания полагать, что неявные знания двух различных социоников будут разными, за исключением случая, когда один является учеником другого или они оба являются учеником третьего, причем, с возможностью непосредственного контакта учитель-ученик. Не исключено, что неявные знания окажутся несовместимыми или противоречивыми. Этот вывод подтверждается существованием очень серьезной проблемы диагностики, в частности, выражающейся в том, что внутришкольная сходимость намного выше межшкольной. Более того, исходя из сказанного, проблема диагностики и не может быть решена без предварительного осмысления неявного знания, составляющего знания всех заинтересованных в решении проблемы диагностов, что в свою очередь, невозможно без перевода их в знания явные.

Теперь выводы. Главная проблема неявного знания в соционике заключается в том, что его существование не осознается и его наличие не учитывается практически большинством представителей соционического сообщества. Как можно предположить с высокой долей вероятности, каждая из множества сходящих в состав сообщества соционических школ являются «хранителями» собственного неявного знания, по всей видимости, несовместимого между собой. Яркой иллюстрацией этого предположения является широко известная в соционике проблема диагностики, точнее, недопустимо низкая сходимость при диагностике различными школами.

В свою очередь, сказанное выше ведет к выводу о невозможности улучшить состояние одной из основных проблемных областей соционики — область межшкольной коммуникации и систематизации. Проблема систематизации, таким образом, оказывается нерешаемой принципиально (поскольку нельзя систематизировать неосознанное знание), а проблема коммуникации — практически, так как незнание и несовместимость «чужих» неявных знаний эффективно сведут на нет все попытки найти общий язык.

Решение данной проблемы на сегодняшний день видится только одно. Каждая соционическая школа — носитель соционического знания должна рефлексивно отнестись к имеющемуся у нее багажу, и обнаруженное таким образом неявное знание, особенно относящееся к разряду теоретического, попытаться перевести в категорию явного. Сделать это можно только одним путем — размышления, формализации и вербализации. Вполне вероятно, что открывшиеся в результате такой процедуры всем заинтересованным соционикам «информационные залежи» дадут качественно новый толчок развитию соционики в целом.